МНЕНИЕ ВРАЧА О КОРОНЕ

Sorry, this entry is only available in Russian.

1 Comment

  1. AvatarLubyanova I.P.

    Грамотная ИВЛ в крайних случаях необходима и спасает больных.
    Хочу поделиться своимисоображениями к патогенезу COVID-19.
    Судя по результатам патологоанатомических иследовани, результаты которых в печати появились где-то в начале апреля, больные при COVID-19 погибали от тяжелых системных повреждений, включающих сердечно сосудистую систему (миокардиопатия, спазм прекапиляров, артериальная гипертония и т.д.), печень (повышение трансаминаз), поджелудочную железу (повышение содержания глюкозы) и, можно ожидать и изменения в почках, но не описано. К сожалению, гистохимические исследования, в том числе и с окраской срезов по Перлсу, я пока не обнаружила. Такие изменения можно наблюдать при тяжелой гипоксической, гемической и тканевой гипоксии при отравлении асфиксантами (СО, сероводород, цианиды и др).
    У больных отмечается анемия, повышается содержание ферритина, снижается сатурация крови.
    Появились гипотезы о том, что COVID-19 блокирует способность гемоглобина транспортировать кислород к тканям, вызывая изменения в β цепях гемоглобина. При этом почему-то считают, что это – нарушение порфиринового обмена. Однако, метаболиты порфиринового обмена, которые всегда накапливаются в биосредах (аминолевулиновая кислота, копропорфирин, порфобилиноген, уропорфиолген, протопорфирин, и др., в зависимости от уровня поражения) никто не определяет или не освещает. Даже считают, что изменений порфиринового обмена при COVID-19 аналогичны изменениям при Porphyria cutanea tarda (см. рис 1), при лечении которой эффективен Hydroxychloroquine. Поэтому предлагается этот препарат и даже активно внедряется фирмой Новартис (наш МОЗ сделал заявку на закупку большой партии Hydroxychloroquine), с учетом предполагаемого повреждающего действия вируса на порфириновый обмен.
    Гем образуется из сукцинила-коэнзимА и глицина в митохондриях каждой клетки, т.к. гем необходим для образования различных гемпротениов, через цепь реакций с участием приблизительно 8 ферментов. (рис.1, 2)

    Рис.1

    Гемоглобин = гем + гобин
    Гем – простетическая группа, кольцо протопорфирина с включенным в него железом.

    Рис.2

    Рис.3
    Вместе с тем у больных COVID-19 повышается содержание прямого билирубина в крови, значит идет активная деградация гема с участием гемоксигеназы. В результате высвобождается активное двухвалентное железо. (Рис.4).

    Рис. 4. Схема деградации гема
    Глобин – белок, состоит из 2 -α и 3 β цепей. У детей в гемоглобине меньше β цепей. Раз угнетаются β цепи гемоглобина, значит влияние COVID-19 на гемоглобин скорее напоминает изменения при бета-талассемии. При этом заболевании также нарушается образование гемоглобина, железо не усваивается (развивается вторичный гемохроматоз), характерна гипохромная анемия. Вероятно гемоглобин легко распадается, гем деградируется с участием гемоксигеназы, образуется билирубин и двухвалентное железо, повышается содержание ферритина.
    Запускается реакция Фентона Габера-Вейса, образуются активные кислородные радикалы. Развивается оксидативный стресс со всеми последствиями.
    Fe2+ + H2O2 → Fe3+ + OH• + OH− (2)
    Возникновение цепи:
    Ō2+ H2O2 → OH• + HO− + O2 (3)
    Пероксидация липидов (LDL) (4)
    OH• + LDL → H2O + LDL-ox

    Железо накапливается в паренхиматозных органах, в том сисле в печени, сердечной мышце, в клетках Лангерганса и т.д., гемолиз в ткани легкого и т.д. Там, где собирается железо, см. статью о талассемии) образуется фиброзная ткань.
    У мужчин железа больше, чем у женщин, рецепторов АПФ (ACE2), с которым коронавирус связывается через шип белка и входит в клетки человека в виде фагоцитоза, также больше, поэтому они чаще болеют.
    У пожилых людей железа в организме больше, у многих нарушен углеводный обмен, повышено содержание гликированного гемоглобина. Гликированный гемоглобин является комбинация гемоглобина и глюкозы в крови, что является еще одной причиной высокой пожилые люди.
    Гипотеза о роли железа в патогенезе осложнений коронавирусной инфекции интересная и необходима ее дальнейшая проработка. В любом случае больным необходима оксигенация, лучше гипербарическая и антиоксиданты. Думаю, что для оксигенотерапии была бы полезна маска НРБ (не-ребризера). С помощью этой маски 100% кислород подается в легкие при нормальном атмосферном давлении. Такие маски продает Китай оптом.
    Хороший антиоксидант – препарат альфа-липоевой кислоты Берлитион 300 ораль. Он также способен нормализовать метаболизм железа и даже выводить его из организма. Мы это видели в клинике при лечении сварщиков и больных с интоксикацией свинцом. Свинец также блокирует активность гемоксигеназы и железо не может встроиться в кольцо протопорфирина. В митохондриях накапливается неутилизированное двухвалентное, очень агрессивное железо, развивается оксидативный стресс.
    Вероятно, могут быть полезны и хеллаторы железа, пероральные (деферрипрон, деферазирокс) и для подкожного введения (деферроксамин).В Украине разрешено применение деферазирокса (эксиджад) и деферроксамина (десферал). [Pepe A. и др., 2011 ]…
    Применение Hydroxychloroquine для лечения COVID-19 требует обоснования и осмысления. С уважением. Лубянова И.П., профпатолог, токсиколог. +38 044 0674057964

    Reply

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *