ИНФЛЯЦИЯ, БИБИ И МИЛЛИАРДЕРЫ

Вы знаете не хуже меня, что именно Нетаньяху прекратил галопирующую инфляцию 80-х и 90-х во время своей первой каденции. Нынешние мошенники уже возобновляют эту инфляцию. Практически это значит, что все зарплаты, пенсии, пособия и доходы «ацмаим» снизятся.

Это то, чего не смогли добиться от Нетаньяху миллиардеры, которые дарили сигареты и шампанское в расчёте засадить Биби в тюрьму. Теперь они добились своего. Ещё один миллиардер предложил Биби «взятку»: положительное освещение вместо непрерывных грязнейших атак в контролируемых им СМИ.

Мы должны усвоить, что деньги сегодня интернациональны. То есть, все богатенькие стали  глобалистами. Им наплевать на тот народ, из которого они вышли. Биби защищал нас от глобалистов и поплатился за это.

3 Комментарии

  1. Aaron (Автор записи)

    «В какой-то момент американское еврейство осознает, что и правительство, и народ настроены резко против него. Тенденции вполне просматриваются уже сегодня. Евреи, как обычно, надеются переждать эту волну, и тем не менее, следует понимать: в недалеком будущем ситуация в Америке и по всему миру станет для них весьма неприятной, а то и угрожающей.
    В таких условиях, разумеется, часть еврейской молодежи примет антисионистский и антиизраильский настрой – искренне, или хотя бы для того, чтобы обеспечить себе нормальное существование. Кому же хочется жить в тисках?» — в этой цитате — ответ, почему американские (и европейские) евреи нас предали. Они спасают свою шкуру. Или им кажется, что предав нас они спасут свою шкуру. Что касается бардака в Израиле, то в значительной степени он навязан нашими еврейскими спонсорами. Наши коррупционеры свергли Нетаньяху по заказу (и возможно за взятку) тех самых наших «братьев», которые спасают свои шкуры, бросая нас на съедение антисемитам.

  2. Aaron (Автор записи)

    Timur Vaulin
    21 h ·
    ВОЙНА ГИЕН И ШАКАЛОВ
    Сегодня спозаранку корифей расследовательской журналистики Йоав Ицхак подбросил в разгорающийся скандал вокруг израильского «Штази» новую коряжку устрашающего вида. Оказывается, менты подслушивали и копались в мобильнике некоего Хаима Розенберга — второго человека в крупнейшем медийном холдинге страны «Едиот ахронот», его фактического управделами и конфидента самого Арнона (Нони) Мозеса — великого и ужасного хозяина медийного гиганта, ныне судимого за шантаж и рэкет бывшего премьер-министра.
    Напомню, что нынешний скандал приобрел приставку «мега» именно благодаря «Едиот ахронот», хотя первым, еще две недели назад, сообщил о тотальной слежке ментов за гражданами от мала до велика все тот же Йоав Ицхак. Лишь неделю спустя тему подхватил и развил «Едиот», а накануне он произвел второй залп из всех орудий, так что теперь наш «мандельшейхгейт» уже так просто не замнешь. Интересно, зачем это Мозесу именно сейчас?
    Но вернусь к Розенбергу. Я-то думаю, что могущественный управдом Нони сам подслушивал ментов и подсматривал за их женами, с него станется: четверть века назад его уже судили за незаконную прослушку. Почему-то Йоав Ицхак об этом не упоминает, хотя он тогда работал в конкурирующем холдинге, хозяева которого тоже баловались прослушкой. Короче, Ицхак под ним не служил и как бы не чувствует особой пикантности сюжета. А вот я работал, и даже отчасти пострадал, так что моя версия тоже имеет право на существование.
    Уверен, что никто из читающих эти строки никогда не видел Хаима Розенберга и не знает, кто это вообще такой. В Сети нет ни одной его фотографии, а биография его размыта и засекречена, неизвестно даже сколько ему лет. Между тем молва гласит, что в железном шкафу в кабинете Хаима Розенберга хранятся тестикулы израильских политиков, о чем он сам им сообщает со счастливым смехом, когда их привозят в мавзолей Нони на парадные интервью. И первым делом ведут в кабинет Розенберга на третьем этаже — не иначе, как на свиданку с яйцами. А как еще объяснить этот странный ритуал, когда все эти министры, лидеры партий и могущественные политические махеры первым делом плетутся к завхозу, а не к главному редактору или звездам местной журналистики?
    Я видел этот бурый шкаф и эту плазму во всю стену, поделенную на квадратики, в каждой из которых можно видеть трансляцию камер наблюдения, которых в «Едиот» немного меньше, чем сотрудников. Кабинет директора тюрьмы или большого супермаркета.
    Формально Розенберг — не генеральный директор, а всего лишь совместитель функций завхоза и режимника. Причем вот это «и кроватей не дам, и умывальников» — его любимая стихия, он лично знаком с каждым стулом, стоящим в новом здании «Едиот» в Ришоне, знаком интимно — через зад, которым жестко тестировал мебель.
    Мавзолей Нони мучительно и долго приспосабливали к грядущему свезению под одни своды двух с половиной тысяч работников из четырнадцати предприятий, и умывальников начальник лично следил за работами, вникая во все мелочи и детали. Мы однажды наблюдали, как он строго диктовал бригадиру электриков, сколько розеток и где следует установить в кабинетах начальства. Чем выше статус, тем больше розеток, тем ближе они к рабочему столу.
    Между тем, покуда он занудствовал, работников осталось менее двух тысяч, еще сотни три потерялись при переезде, а сегодня их осталось около тысячи, так что энтузиазм и тщательность заведующего АХЧ, можно сказать, пропали втуне.
    У меня с ним было одно-единственное столкновение в обстоятельствах дурацко-курьезных. Всемогущий Великий визирь империи Мозеса пять минут гонялся за мной на своем казенном «вольво» по всем трем этажам подземной парковки «Едиота», пока не запер в самом дальнем углу. И все это ради того, чтобы погрозить пальцем незнакомому рядовому и попенять на нарушение ПДД. В Израиле, как известно, действует правостороннее автомобильное движение, а на парковке «Едиот ахронот» — левостороннее, как в Британии или на Кипре: так эти умники решили проблему рельефа. Воистину государство в государстве…
    Понятно, что журналисты и сотрудники в первое время массово нарушали эти диковинные правила. Розенберг следил за ними по камерам и заочно карал запретом на въезд. Я был первым, кого ему удалось поймать с поличным. Как он орал!.. А следующим утром распорядился закрыть мне въезд на полгода.
    Через пару недель, по совету бывалых правонарушителей, я подошел к его секретарше и она без лишних расспросов оформила амнистию.
    Вот такой тип уже четверть века является уполномоченным по разведке и контрразведке в империи Нони.
    В 90-е в старом здании «Едиот» прослушивались все телефоны: тогда во внутривидовой борьбе за папино наследство Арнон Мозес сживал со свету акционеров и родственников-совладельцев. Они, собственно, его и сдали правоохранителям. Но тогда вину взял на себя другой верный оруженосец Нони — потомственный главред «Едиот ахронот» Моше Варди. Выслушав щадящий приговор и погуляв пару лет на воле, он преспокойно вернулся на насиженное место. А перед выборами 2013 года Варди, на тот момент уже мающегося от безделья пенсионера, сбросили на парашюте к нам в редакцию с комиссарским мандатом — присматривать, чтобы не отклонялись от генеральной линии (он весьма сносно читал и изъяснялся по-русски). Из-за него нам с коллегой-сокамерником пришлось пару месяцев странствовать по редакции, так как улыбчивый комиссар облюбовал именно нашу клетушку три на четыре.
    Вообще «Вести» много лет существовали отдельно и даже независимо от своей едиотской «крыши», так что скандал с прослушкой прошел для нас по касательной. У нас подслушивали только главного редактора Эдуарда Кузнецова — и это не предположение. Я один из двух человек, которые видели, как это обнаружилось.
    К середине нулевых «Едиот ахронот» под безраздельным правлением Мозеса вырвался в единоличные лидеры медийного рынка Израиля и пережил краткий период творческого расцвета. Целая серия скандальных газетных разоблачений стала звездным часом и для не видного снаружи Хаима Розенберга, который обеспечивал «техническое» обеспечение журналистских расследований. То есть, нанимал частных сыщиков, оплачивал компьютерных взломщиков и «засланных казачков». В то же время внутри холдинга царила истерия шпиономании: империя сражалась с полчищами невидимых варваров, осаждавших компьютерные бастионы «Едиот ахронот», и отбивалась от потенциальных «кротов», проводя кандидатов в имперцы через допрос с пристрастием и графологическую экспертизу.
    Но со временем расследования публиковались все реже, пока не иссякли вовсе. При этом отдел расследований продолжал трудиться в поте лица, и нельзя сказать, что вхолостую: часть материалов, отредактированных, сверстанных и даже напечатанных на редакционных принтерах, просто не доходила до типографии, оседая по пути на полках железного шкафа. В них, судя по всему, и заворачивали тестикулы политиков, чиновников, бизнесменов и правоохранителей всех видов. Причем ментовское полуначальство было самой легкой добычей «цепных псов демократии» в силу привычных для этой породы правоохранителей наглости и безнаказанности. Так что в войне гиен и шакалов первыми начали «шакалы ротационных машин».
    Коллективное усилие спецназа «Едиота» обслуживало идефикс Нони Мозеса, считавшего, что перерос олигархические рамки и давно примеривавшего императорскую треуголку.
    Однако позднее, когда Нетаниягу привел на израильский газетный рынок «Исраэль ха-йом» и мозесиада рухнула на пятую точку, мегаломания Нони переплавилась в параноидальный план свержения Биби.
    Не исключено, что изначально появление на свет пресловутой «папки Ицхаки» (по имени бывшего начальника следственного отдела полиции Израиля) с компроматом на сотни политиков и бизнесменов, стало реакцией ментов на скрытые угрозы медийного олигарха. При этом Мени Ицхаки творчески усовершенствовал метод Розенберга/Мозеса по сбору компромата про запас, благо у ментов возможности больше и бюджет не ограничен. А в каденцию главмента Рони Альшейха дренаж компромата был поставлен на конвейер эпохи хай-тека. Экс-особист ухитрился под носом политического начальства сколотить секретный 500-головый батальон профессиональных компьютерных тральщиков, полезших в трусы и кошельки ко всем мало-мальски видным персонам.
    Забавно, что главная цель у них с Мозесом была одна и та же: сбросить Биби. А вот по поводу дележа трофеев консенсуса нет и не будет. При всей своей наркозависимости от израильского медийного картеля, израильская полиция обслуживает других господ. Поэтому когда ментам удалось выудить из телефона советника экс-премьера компромат на Мозеса, их подельники из прокуратуры приобщили его к остальным уликам «дел Нетаниягу», сделав всемогущего Нони еще одним подсудимым. Понятно, что они его не собирались сажать — так, припугнуть, в угол поставить. Хотя могли и разорить, если бы следовали букве закона, а не политической целесообразности.
    Ах, лучше бы им вместо телефона Хаима Розенберга покопаться в его железном ящике. Недооценили менты с прокурорами возможности мстительной владычицы морской…
    Так что, как говаривал Менахем Бегин, мы желаем успеха обеим сторонам. А для нас главное — не угодить под обломки.
    Здание «Едиот ахронот» в Ришон ле-Ционе

  3. Aaron (Автор записи)

    1.Инициатором размежевания был Ариэль Шарон а исполнителем — Эхуд Ольмерт вместе с Ципи Ливни. Шарон вышел из Ликуда, возглавленного Биби, именно потому, что большинство ликудников, включая Биби, выступали против размежевания. Нетаньяху был спасителем страны от катастрофы Осло, и он же сумел восстановить нас после катастрофы «размежевания». Я надеюсь, он спасёт нас и в третий раз, после катастрофы, которую готовят «лоскутники». 2.Печатать миллиарды под корону было необходимо, чтобы не допустить социальной катастрофы. Социальные и экономические последствия коронавируса в Израиле смягчил именно Биби. В момент свержения Биби наше положение было несоизмеримо лучше, чем в США и Европе: инфляция 2,5% по сравнению с 5-6% в США и Европе, безработица снизилась до 6-7%. У нас были все основания быстро восстановиться. Это не случайность, что курс шекеля вырос по сравнению с евро и долларом. Теперь посмотрим, что будет дальше.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *